Проповеди
марта 9, 2016 posted by Иван Лозовой

Прибежище в Боге

Прибежище в Боге

Прибежище в Боге

Начало статьи читайте в посте «Молитва Моисея, человека Божия»

Друзья, знаете ли вы о том, что это такое – иметь самого Бога своим надежным прибежищем, иметь в смысле полного  покоя? Представляете ли вы, что это значит – когда вы, выжив в буре, чувствуете себя, как морская чайка,  которую выбросил на берег шторм? Ощущали ли вы себя когда – нибудь  как бы находящимся взаперти  внутри клетки, оказавшимся там в результате превратностей судьбы, и вдруг по милости Божей ты получаешь освобождение и, как голубь, который после долгой дороги спешит в свою голубятню, так и вы врываетесь в небесную высь, где и находите себя в Боге?

Представьте себе, что когда вас накрывает волнами, вы можете погрузиться в неисследимые глубины Божества и там  радоваться, что все волны вашей  тревоги не могут нарушить спокойствия вашего духа, и вы теперь можете наслаждаться безмятежным покоем, потому что находитесь у себя дома с Богом, вашим Всемогущим Отцом? Можете  ли вы, находясь посреди трудностей вашего странствия по этой пустыне, найти там полное утешение и покой? И что для вас  грудь Иисуса, является ли она  вожделенным местом для вашей  головы? Можете  ли вы возлежать таким образом на груди  нашего Божества?

Можете  ли вы, предав себя вольному потоку  Провидения, не беспокоясь ни о чем, абсолютно спокойно плыть, а в это время небесные ангелы кружат вокруг вас хоровод и сладостно  поют вам, руководимого и направляемого нашим Богом: «Мы проносим вас  сквозь поток Провидения и доставим тебя к океану вечного блаженства!»?  Несомненно, что покоиться в Боге – это значит  отказаться от любой заботы, гнать  прочь всякое беспокойство, и там, пребывая не в безрассудстве, но находясь в святой беззаботности духа, и не заботясь ни о чем, но  «всегда в молитве и прошении открывать свои желания пред Богом»? Если с вами дело обстоит именно следующим образом, то вы усвоили основную мысль: «Господи, Ты нам прибежище в род и род».

Снова же, израильтяне были весьма незащищены от всякого рода ядовитых и вредных созданий, вследствие их пребывания в шатрах и их склонности бродить. Днем их врагом могла быть гремучая змея. Ночью вокруг них рыскали дикие звери. Если бы не этот огненный столп, защищающий их подобно огненной стене, и не пребывающая среди них слава, они могли бы пасть жертвою диких чудовищ, бродящих по пустыне. Но наихудшими врагами были люди.

С гор устремлялись на них амаликетяне; они постоянно подвергались нападениям бродячих орд. Они никогда не чувствовали себя в безопасности, ибо продвигались по вражеской стране. Они торопились пересечь землю, в которой не хотели находиться, стремясь к другой стране, которая готовилась оказать им сопротивление, когда они прибудут туда. Таков и христианин. Он путешествует по вражеской земле; всякий день его поджидают опасности. Его шатер может быть разрушен смертью; за ним следует клеветник, а явный враг находится перед ним; дикий зверь, бродящий ночью, и язва, опустошающая днем, непрестанно домогаются его погибели; он не находит никакого покоя там, где находится; он чувствует себя беззащитным.

Но, говорит Моисей, «хотя мы живем в шатрах, открытых для диких зверей и свирепых людей, Ты являешься нашим прибежищем. В Тебе мы находим полную защиту, в Тебе мы находимся в безопасности, и в Твоей славной Личности мы обитаем, как в неприступной башне, огражденные от всякого страха и тревоги, зная, что мы надежно защищены».

О христианин, знал ли ты когда – либо, что это такое – стоять в гуще битвы, когда вокруг тебя тучами летают стрелы, которых ты уже не в состоянии отражать своим щитом, и несмотря на это быть столь же защищенным, как если бы ты сложил свои доспехи и отдыхал за стенами некоего сильного укрепления, где тебя не могла достать стрела, и где даже звук трубы не мог бы потревожить твой слух?

Известно ли тебе, что это значит – пребывать безопасно в Боге, войти во Всевышнего и посмеяться над гневом, нахмуренными бровями, насмешками, презрением, злословием и клеветой людей; взойти в святое место скинии Всевышнего, и покоиться под сенью Всевышнего, и чувствовать себя в безопасности? Заметь себе – ты можешь это сделать! Во время гибельной язвы можно ходить посреди холеры и смерти и петь:

Язва и смерть окружают меня,

Но пока Он благоволит ко мне, я не могу умереть.

Можно стоять, подвергаясь величайшей опасности и, невзирая на это, ощущать такой святой, безмятежный покой, что мы можем смеяться над страхом; слишком велик, слишком силен и могуществен Бог, чтобы нам хоть на мгновение унизиться до малодушного трепета – «мы знаем, в Кого уверовали, и убеждены, что Он силен сохранить то, что мы вручили Ему».

Когда, подобно бездомным людям, наш бедный угнетенный дух, гонимый штормом, не находит никакого убежища, мы входим в Бога и, закрывая за собой дверь веры, говорим: «Войте, ветры; бушуйте, бури; рычите, дикие звери; наступайте, разбойники!»

Тот, кто Бога сделал прибежищем своим,

Найдет самое надежное жилище;

Будет ходить подсению Его весь день

И спать спокойно ночью.

В этом смысле, Господь, Ты — наше жилище.

Снова же – бедный Израиль! В пустыне они были постоянно подвержены переменам. Они никогда не находились долго в одном месте. Иногда они могли задержаться на месяц – возле семидесяти пальмовых деревьев. Какое прекрасное и приятное место, где можно каждое утро, выходя, сидеть у источника и пить из этого чистого ручья! «Вперед!» — кричит Моисей, и ведет их в место, где из горного склона выступают голые скалы, а под ногами красный жгучий песок; вокруг кишат змеи, а вместо приятной растительности колючие заросли кустарника.

Какая перемена! Однако на следующий день они придут на место, которое еще более безотрадно. Они продвигаются через ущелье, столь тесное и узкое, что испуганные лучи солнца едва осмеливаются проникать в эту темницу, боясь, что никогда не выйдут из нее наружу. Они должны идти дальше, от одного места к другому, постоянно меняя их, никогда не имея времени, чтобы осесть на одном месте и сказать: «Теперь мы в безопасности, мы будем обитать на этом месте».

Здесь снова проливает свет на этот текст контраст: «О, — говорит Моисей, — хотя мы никогда не имеем здесь постоянного града, Господи, Ты нам прибежище в род и род». Христианин не знает никаких изменений в отношении Бога. Он может сегодня быть богатым, а назавтра бедным; сегодня больным, а назавтра здоровым; сегодня счастливым, а назавтра несчастным; но нет никакой перемены в его отношениях с Богом. Если Он любил меня вчера, Он любит меня и сегодня. В Боге я ни лучше и ни хуже, чем был когда-либо.

Продолжение статьи читайте в посте «Почему Господь — прибежище мое?»

Введите ваш email адрес:

Добро пожаловать на мой канал FeedBurner

АВТОР — ОЛЕГ КМЕТА

Христианин, "афганец", подполковник запаса, строитель, работаю и несу служение в интернете

View all articles by Иван Лозовой

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Facebook Comments