Смерть, где твое жало?

Смерть, где твое жало?

Друзья, если внутри вас имеются пороки – это факт, но в вас и формируется Христос, упование славы, и это равным же  образом является тоже фактом. В вас присутствует то, что губительно для вас, но есть также и то, что, будучи насажденным, не может быть уничтожено, — это равная истина. В первом Адаме вы созданы по образу земного, и вы оплакиваете это, но во втором Адаме вы уже начинаете носить образ небесного, и не пройдет много времени, когда вы будете отображать его в совершенстве.

Можете ли вы ухватиться за это? Увы! Мы не держимся за это, не достигая того, чтобы сказать, как апостол Иоанн: «О том, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни». Слишком часто это является доктриной, принятой, потому что мы научены ей, тем, что должно быть принято, так как некоторые другие испытали его, но слишком мало является оно предметом внутреннего жизненного опыта.

Для нас с вами знать, благодаря благословенному осознанию, что это так, что Святой Дух, ниспосланный Отцом, пребывает в нас и с нами, и Христос победит грех, который в нас, благодаря силе очистительной воды, пролитой вместе с кровью из Его ребра, и избавит нас от власти греха таким же образом, как Он уже спас нас от вины греха – это поистине небесное переживание.

Мы должны не забыть проиллюстрировать это состояние души условиями, в которых оказываются многие святые, когда находятся в бедствии. Как часто, когда снаружи бушует шторм, и наш утлый челн заливает вода, мы понимаем все, кроме того, что должны понимать! Мы напоминаем учеников на Галилейском море.

Лодка реальна – о, как скрипят шпангоуты! Реально море – как вздымаются волны, грозя поглотить их! Реален ветер – видите, как рвет в клочья парус, как сгибается дугою мачта! Реальны их собственные затруднения – промокшие насквозь, до нитки, обдаваемые водяными брызгами, они окоченели от холода; их опасности реальны – лодка наверняка должна пойти ко дну вместе со всеми находящимися на борту; все реально, кроме Господа, идущего по волнам.

И все же, возлюбленные, ничего не было столь реально в этой буре, как Господь. Все прочее могло быть для них обманом чувств, но Он был реален и истинен. Ведь все остальное изменилось, прошло и утихло, но Он оставался все тем же.

Видите ли, как часто мы находимся в подобных условиях? Наши плачевные обстоятельства, пустой буфет, наша телесная немощь, утрата дорогого дитяти или родителей, все эти бедствия, которые подстерегают нас, страх банкротства или нужды – все это кажется реальным; но это слово «Я с тобой» в таких обстоятельствах зачастую кажется вопросом вероучения, а не вопросом осознания, и это обетование «любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» — мы не осмеливаемся отрицать его, но и не утешаемся им в той мере, в которой следовало бы, так как мы не постигаем его, не ухватываемся за него, не знаем его.

Святые отроки, находясь в огне, знали, что они в огне, но они знали, что безопасны, ибо с равной определенностью знали, что с ними находится Сын Человеческий. Так что, находясь в печи, вы знаете, что «всякое бедствие в настоящее время кажется не радостью, а печалью»; равно хорошо знаете и то, что, где Иисус, это испытание благословенно, и страдание имеет в себе сладость, неведомую внешним.

Я только проиллюстрировал это в двух пунктах. Дорогие мои братия, в отношении смерти, я не знаю, кто из вас может думать о ней без содрогания. Боюсь, что таких среди нас найдется немного. Легко петь, когда мы радуемся здесь по воскресеньям со всеми братиями:

Стою на бурном Иордана берегу,

Стремясь душой туда.

Боюсь и весьма опасаюсь, что, в конце концов, мы предпочли бы скорее жить, чем умереть. Один миссионер рассказал мне историю об одной негритянке на Ямайке, которая имела привычку постоянно напевать: «Ангел Гавриил, приди и возьми тетушку Бетси домой во славу», но когда некий озорной бездельник постучал в ее дверь в глухую полночь и сказал, что ангел Гавриил пришел за тетушкой Бетси, она сказала, что она живет рядом.

Боюсь, что так могло быть и с нами; хотя мы думаем, что желаем, чтобы волны Иордана расступились и мы могли выйти на другом берегу, мы все еще с трепетом медлим на этом берегу. Так что мы страшимся оставить эти теплые пределы нашего дома из глины; мы медлим и с сожалением оглядываемся назад. Но почему?

Это все потому, что мы осознаем реальность смертного ложа, смертного пота, смертных агоний и тускнеющего взгляда – мы часто принимаем за реальность то, что никогда не будет реальностью, но не воспринимаем того, что должно быть реальностью, а именно: ангельских стражей у изголовья, ожидающих, чтобы сопровождать наш дух на пути в высшие небесные сферы. Мы не осознаем реального присутствия Спасителя, принимающего святых в Свое лоно, чтобы они покоились там, доколе не прозвучит труба архангела. Мы не постигаем реальности того, что мы восстанем снова.

Из ложа праха и безмолвной глины

К Царству вечного дня.

Если бы мы сознавали это, наши песни о смерти были бы не более правдивыми, как и наша готовность удалиться. Ибо что такое смерть? На худой конец, булавочный укол, зачастую сводящийся к тому, чтобы, закрыв глаза на земле, открыть их на небе. Столь быстро уходят святые; душа уходит из тела здесь, чтобы явиться в присутствие Господа там; что смерть едва ли что-то значит – она поглощена победой. О, познайте же реальность Иисуса, и смерть лишится всякого жала!

Введите ваш email адрес:

Добро пожаловать на мой канал FeedBurner

АВТОР — ОЛЕГ КМЕТА

Христианин, "афганец", подполковник запаса, строитель, работаю и несу служение в интернете

View all articles by Иван Лозовой

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Facebook Comments