Всякая плоть – трава, и вся красота ее как цвет полевой

Всякая плоть – трава, и вся красота ее  как цвет полевой

 

Друзья, многие места Священного Писания говорят нам о том, насколько всеохватывающим  по действию является процесс преображения в тех сердцах, над которыми трудится Дух. Если это уничтожение, то уничтожение чего? Частично плоти и частично ее привязанностей? Нет! Заметьте, написано: «Всякая плоть – трава, и вся красота ее» — даже самое лучшее и самое отборное из нее – «как цвет полевой».

А что происходит с травой? Остается ли хоть что — то из травы? «Засыхает трава», вся трава. Хорошо, но цветок, неужели он не останется? Такой красивый, неужели он не имеет бессмертия? Нет, он также вянет; более того, он даже полностью отпадает. Так и плоть человеческая; всегда, когда Дух Божий дует на душу человеческую, наступает умирание всего, что есть в ней от плоти, и это нас убеждает еще раз в том, что помышления плотские суть смерть.

Конечно же, мы все знаем и исповедуем истину о том, что где есть плод благодати, там обязательно приходит конец тому положению, когда мы получаем радость от плотских удовольствий. Когда Дух Божий дует на нас, то, что было приятным, становится горьким; то, что было ярким, становится тусклым. Человек не может любить грех и иметь в себе жизнь от Бога.

Если он находит удовольствие в тех плотских утехах, которыми раньше наслаждался, то он все еще тот же, какой и был: у него плотские помышления, следовательно, и сам он плотский, а потому он умрет. Мир и похоти его для невозрожденной души столь же прекрасны, как луга весной, когда они все покрыты цветами, но для души возрожденной они представляют собой пустыню, солончак, пустой и безжизненной.

О тех самых вещах, в которых однажды мы находили удовольствие, мы говорим теперь: «суета сует; все —  суета». Мы вопием об избавлении от отравы земных утех, мы не желаем их и удивляемся, что мы когда-то могли предаваться им. Возлюбленные читатели! Знаете ли вы, что значит такое умирание?

Испытывали ли вы, как все похоти плоти вместе со всей ее пышностью и удовольствиями вдруг начинают мелеть и исчезать перед нашим взором, теряя свое значение для вас? Так должно быть, ибо иначе Дух Божий никогда не касался вашей души.

Но заметьте: везде, куда приходит Дух Святой, наступает конец красоте и цветению плоти; иными словами, наша праведность умерщвляется так же, как и наша греховность. До прихода Духа Святого мы считаем себя чуть ли не самыми лучшими. Мы говорим: «Все эти заповеди я сохранил от юности моей» (ср. Лук. 18, 21) и высокомерно спрашиваем: «Чего еще мне не достает?».

Разве мы не придерживаемся морали? Да что морали, самой религии? Мы признаем, что могли совершить ошибки, но считаем их очень простительными, и даже осмеливаемся в нашей злой гордыне думать, что, в конце концов, мы не такие уж и падшие, как слово Божие заставляет нас думать.

Ах, мой дорогой читатель, когда Дух Божий подует на красоту твоей плоти, вся ее красота увянет как лист, и ты будешь иметь совсем другое представление о себе; тогда у тебя не найдется достаточное количество суровых слов, чтобы описать твой прежний характер. Глубоко анализируя свои мысли и исследуя то, что побуждало тебя к твоим поступкам, ты увидишь, как много в тебе зла, и возопиешь вместе с мытарем: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику!» (Лук. 18, 13).

Если мы позволили Духу Святому умертвить в нас нашу самоправедность, то мы должны знать, что это не составляет и половины всего того, что Он должен сделать в нас; в нас содержится еще очень много такого, что подлежит умерщвлению, и его намного больше, чем того, что в нас умерщвлено; и среди прочего, из нас должна уйти уверенность в нашей силе воли. Большинство людей полагает, что они могут обратиться к Богу всегда, когда они примут решение об этом. «Я человек такой силы воли, — говорит такой, как они, — что если я приму решение стать верующим, я без труда стану им».

«Ах, — говорит другая легкомысленная душа, — я верю, что вот скоро, буквально на днях, я смогу исправить ошибки прошлого и начать новую жизнь». Ах, дорогие читатели, решения плоти – как милые цветы, но цветы все завянут. Когда начинает действовать в нас Дух Божий, мы замечаем, что  даже когда сила воли есть в нас, мы не находим способа, каким мы могли бы выполнить то, что нам нужно; и даже более того, мы вдруг обнаруживаем, что наша воля противится всему тому, что хорошо, и что по своей натуре мы не можем прийти ко Христу, чтобы иметь жизнь.

Какими непрочными и слабыми представляются все наши решения, если рассматривать их в свете Духа Божьего! И все – таки человек говорит: «Я верю, что по крайней мере имею в себе пробужденное сознание и ум, которые будут направлять меня на правильный путь. Есть естественный свет, и я не сомневаюсь, что, если даже немного собьюсь с пути, я смогу найти путь обратно».

О человек! Твоя мудрость – самый что ни на есть цветок на траве твоей плотской натуры; что она еще такое, как не глупость, хотя ты об этом и не знаешь? Необращенный и необновленный, ты в Божьих глазах не мудрее, чем детеныш дикого  осла. Как я хотел бы, чтобы ты был понижен в своей самооценке и стал как малое дитя у ног Иисуса и возопил: «Научи Ты меня».

Когда умерщвляющий ветер Духа проникает в плотский ум, он раскрывает мертвость плоти во всех отношениях, и особенно в отношении силы воли делать добро. Тогда мы познаем истинный смысл нашего Господа: «без Меня не можете делать ничего». (Иоан. 15, 5). Когда я искал Господа, я не только знал, что сам, без божественной помощи, не могу молиться, но также и чувствовал это в своем сердце.

Тогда я не мог даже чувствовать правильно, или скорбеть, или вздыхать. Я сильно желал еще больше возжелать Христа, но увы! Я не мог даже чувствовать, что я нуждаюсь в Нем, та, как должно мне чувствовать. Мое сердце было тогда  твердым как камень, столь же мертвым, как и те, что гниют в своих могилах. О, чтобы я только ни отдал иногда хотя бы за одну слезинку! Я хотел покаяться, но не мог; хотел верить, но не мог; я чувствовал себя связанным, скованным и парализованным.

Это – усмиряющее, но очень необходимое действие Святого Духа Божьего, ибо вера по плоти не есть вера избранных Божиих. Вера, оправдывающая душу, — дар от Бога, а не от нас самих. Само то покаяние, которое является результатом работы плоти, требует покаяния. Цвет плоти должен увянуть; только семя от Духа даст плод совершенный. Наследники Небесного Царства рождаются не от крови, не от хотения плоти, не от хотения мужа, но от Бога (ср. Иоан. 1, 13).

Если работа, происходящая в нас, не будет действием Духа, но нашим собственным действием, то она будет как цветок, который увянет и умрет именно в тот момент, когда мы будем наиболее нуждаться в нем и полагаться на то, что он у нас есть; и конец такой работы будет подобен концу травы на поле, которая «сегодня есть, а завтра будет брошена в печь» (Лук. 12, 28).

Ч.Х.С.

 

 

Введите ваш email адрес:

Добро пожаловать на мой канал FeedBurner

АВТОР — ОЛЕГ КМЕТА

Христианин, "афганец", подполковник запаса, строитель, работаю и несу служение в интернете

View all articles by Иван Лозовой

ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЕЙ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Facebook Comments